Союз армян России
флаг

«Народ армянский! Спасение твое - в твоем единении»

Егише Чаренц

Союз Армян России общероссийская общественная организация
Присоединяйтесь! Вместе мы сможем достойно пройти этот сложный и ответственный этап жизни нашего народа!
Ара Аршавирович Абрамян
Президент САР
Посол Доброй Воли ЮНЕСКО
Личный блог
кавычки

Литературная гостиная

Фото
Гоар Рштуни
Писательница, хозяйка гостиной
Ваши пожелания и отклики можете направлять по адресу: gohar.rshtuni@gmail.com
Добро пожаловать в нашу «Литературную гостиную»!
Это возможность познакомиться с новыми и старыми именами неувядающей армянской поэзии и прозы в оригинале и в переводах лучших отечественных и русских переводчиков. Общение, дискуссии и дружелюбная атмосфера гостиной притягивает не только соотечественников, но и многочисленных друзей и поклонников армянской культуры. Пишите, звоните, а главное приходите сами и зовите друзей. Мы ждем Вас!
Почаще заходите к нам в гости!
В качестве эксперта мы попросили выступить главного редактора «Литературной Армении» поэта Альберта Налбандяна, известного и превосходного переводчика армянского поэтического стиха.
Николай Маркаров
Николай Маркаров

Сегодня мы познакомимся с замечательным армянином из Баку, скульптором, художником, (художник трехмерного пространства) поэтом и миниатюристом член Союза художников СССР Николаем Маркаровым. Недавно друзья и близкие , армянская общественность Москвы почтили память безвременно ушедшего художника , отметив его 80-летие. День его рождения каждый год отмечают в Библиотеке искусств.

Жизнь  в  Москве  многослойна,  и  слои  пересекаются  редко.  Элита,  высшие  круги  живут  своей  жизнью,  низший  персонал  и  неисчислимые  гастарбайтеры  своей…  Где-то  в  параллельных  мирах  уютно  обосновалось  искусство.  Несмотря  на  выкрики  о  том,  что  нету  зрителя  прежнего,  народ  валит  валом  и  на  мюзиклы,  и  на  авторские  концерты,  и  на  выставки,  и  в  книжных  магазинах  постоянная  толчея… 

И,  конечно,  своей  жизнью  живут  диаспоры.  Вдруг  мелькнёт  объявление:  «Требуется  дирижёр  для  корейского  хора,  обращаться…»,  или:  «Греческая  община  объявляет  набор  в  танцевальный  кружок…». 

Армянская  диаспора  в  этом  отношении,  наверное,  одна  из  самых  активных  и  самая  многослойная.  Говорят  и  пишут,  что  армян  в  Москве  чуть  ли  не  полмиллиона.  Где  они  прячутся,  мне  всегда  было  интересно  узнать.  На  мероприятия,  (речь  не  о  грандиозных  залах  отечественных  залётных  соловьёв),  которые  должны  собрать  тоскующую  диаспору,  приходит  от  силы  человек  сто.  100-120.  И  при  этом  –  одни  и  те  же  люди.  Молодёжь  тусуется  отдельно,  на  культурные  мероприятия,  посвященные  великим  армянским  именам,  никаким  калачом  их  не  заманишь.  Так  и  созреют,  не  зная  тех,  которыми  гордимся.  Кем  будут  гордиться  они  –  непонятно…  Интеграция,  неужели  в  первом  же  поколении? 

Разные  мероприятия  общины  призваны  спаять,  сохранить,  не  растерять…  но  она,  диаспора,  живёт  своей  жизнью,  и  развивается  по законам,  от  неё  не  зависящим…

Неутомимая  Нина  Габриэлян,  поэт,  переводчик,  художник  и  просто  красивая  женщина  соберёт  тех  же,  чтобы  познакомить  или  вспомнить  армян,  которые  выросли  не  в  Армении.  

Прошлый  раз  это  был  известный  художник  Борис  Отаров,  чьей  ученицей  себя  считает  Нина.  Отаров  очень  известный  художник,  но  армяне  Москвы  знают  его  лишь  благодаря  Нине. 

В  этот  раз  с  её  же  помощью  знакомство  состоялось  с  замечательным  армянином  из  Баку,  скульптором,  художником,  (художник  трехмерного  пространства)  поэтом  и  миниатюристом  членом  Союза  художников  СССР  Николаем  Маркаровым. 

Строго  говоря,  знакомство  состоялось  с  его  вдовой  Норой,  которая  издала  его  книги,  6  томов,  их  Николай  Маркаров  не  успел  увидеть,  с  его  учениками,  с  друзьями  дома  Маркаровых… 

Это  было  знакомство  с  поэтом  и  Музой,  с  художником  и  Злом,  с  прекрасным  чувством  памяти  и  благодарности…  Три  часа  незабываемой  встречи  пролетели  как  три  минуты. 


В мастерской

Николай  Николаевич  Маркаров  принадлежал  к  тем  немногим,  про  кого  могли  бы  сказать:  он  был  счастливый  человек.  Путёвку  в  мир  прекрасного  ему  дал  сам  Мартирос  Сарьян,  посмотрев  его  вещи,  он  сказал  матери:  «Пусть  он  поступает  в  Художественный  вуз,  у  него  все  данные». 

Казалось  бы,  внешние  обстоятельства  его  жизни,  не  позволя-ют  дать  такой  оценки,  он  не  продал,  пожалуй,  ни  одной  своей  работы;  при  жизни  у  него  не  состоялось  ни  одной  персональной  выставки,  не  говоря  уже  о  каталогах  и  зарубежных  поездках.  А  история  противостояния  с  полуфашистской  организацией  (барка-шовцы)  вообще  леденит  душу  любому  культурному  человеку.  Его  мастерская  подверглась  так  называемому  "рейдерскому  захвату",  и  все  её  содержимое  –  созданные  за  30  лет  скульп-туры,  рисунки,  стихотворения,  а  также  с  любовью  собранные  книги  и  различные  предметы  –  всё,  что  было  в  мастерской,  помещение  которое  так  приглянулось  подонкам,  видимо,  для  своих  партийных  или  коммерческих,  нужд,  были  попросту  снесены  на  помойку  и  уничтожены. 

Для  простого  смертного  этих  обстоятельств  хватило  бы  для  того,  чтобы  определить  жизнь  как  трагичную  и  неудавшуюся. 

Нора,  муза  Маркарова,  жена  и  друг,  с  которой  художник  прожил  в  счастливой  любви  35  лет,  упавшим  голосом  показывает  фотографии  прекрасных  скульптур  в  фотографиях  и  рассказывает,  что  «баркашовцы»  разломали  молотками  и  топорами  всё,  что  находилось  в  мастерской. 

Но  Ник  Ник,  как  его  называли  друзья,  остался  до  конца  невозмутимым  философом  и  жизнелюбом. 

Он  стал  писать  стихи  и  графику  –  на  листах  А-4.  Если  Бог  одарил  человека  талантом,  он  выпирает  в  любом  качестве. 


Набросок. Сидящая женщина

Его  вселенная  была  проста  и  понятна.  Он  часто  повторял,  что  на  свете  есть  Трое  –  это  мужчина,  женщина  и  Бог.  Он  же  объяснял  именно  такую  последовательность:  "...Почему  Бог  в  треугольнике  последний?  Потому  что  взгляд  снизу:  мужчина  прежде  увидит  женщину.  И  если  единое  теперь  человеческое  существо  сподобится  в  жизни  родиться  во  второй  раз  –  человеком,  он  узрит  Бога…" 

Также  в  его  вселенной  были  Книги,  Прекрасные  Предметы,  Хлеб  и  Вино  ("для  тех,  кто  понимает"),  "Подвал"  –  мастерская,  впоследствии  погибшая,  где  он  лепил,  рисовал,  думал,  курил  свой  "Пегас",  и  куда  приходили  его  друзья  и  ученики,  "Чердак"  –  двухкомнатная  квартира  на  последнем  этаже  панельного  дома  на  улице  Хачатуряна,  с  видом  на  бесконечную  стену  такого  же  дома  напротив  и,  конечно,  Нора  –  та  женщина,  вместе  с  которой  он  составлял  человеческое  существо,  способное  видеть  Бога. 

И  жизнь  его  была  –  искусство  и  поэзия,  или  наоборот,  –  он  их  не  разделял.  Всё,  что  не  определялось  понятиями  искусства  и  поэзии,  просто  не  входило  в  круг  его  внимания. 

Николай  Маркаров  вырос  в  Баку  по  соседству  с  народным  художником  СССР,  некоторое  время  участвовал  у  Вучетича  в  создании  Волгоградского  мемориала.  Ранимая  душа  поэта  не  могла  вынести  строительство  мемориала  на  солдатских  костях,  он  уехал  оттуда  в  Москву.  Так  он  оказался  в  Москве.  В  семидесятые  Николай  Николаевич  работал  преподавателем  кафедры  скульптуры  МАРХИ,  и,  по  роду  деятельности,  общался  со  своими  студентами,  как  в  классе,  так  и  в  своём  Подвале  –  тот,  кто  хотел,  мог  всегда  туда  прийти.  Студентов  Ник  Ник  часто  называл  "насекомыми",  но  никогда  не  общался  с  ними  свысока.  Наоборот,  он  говорил  с  ними,  как  с  равными,  и  очень  не  любил,  когда  его  называли  учителем.  Хотя  он  был  учителем  от  Бога,  Учителем  с  большой  буквы;  таких  мало,  и  очень  повезло  тем  из  нас,  кто  узнал  в  нём  своего  Учителя. 

Сразу  после  того,  как  Николая  Николаевича  не  стало,  неутомимая  Нора  взялась  за  его  архив  –  то,  что  сохранилось  на  "Чердаке".  А  сохранилось  немало,  кроме,  конечно,  скульптур.  Это  сотни  рисунков  и  тысячи  стихотворений,  которые  составили  6  уже  вышедших  (и  1  готовящийся  к  печати)  тома  "Николай  Маркаров.  Избранное".  Ряд  графических  работ  вошли  в  коллек-ции  Ярославского  художественного  музея  и  Вологодской  областной  картинной  галереи.  Летом  2009  года  с  большим  успехом  прошла  его  первая  персональная  выставка  в  центре  Д.С.Лиха-чева.  Галерея  ВХУТЕМАС  недавно  провела  новую  выставку  графики  и  скульптуры  Николая  Маркарова,  Художника  и  Поэта. 

Николай  Маркаров  написал  около  20  книг,  из  которых,  ни  одна  к  сожалению,  не  была  издана  при  его  жизни. 

Нора  смогла  выпустить  пока  всего  6  томов  интереснейших  произведений  Маркарова,  использовав  материалы  (фотографии,  этюды,  рисунки,  эскизы  и  наброски)  из  архива  Маркарова:  поэзия.  (стихи,  баллады,  рубайи,  а  также  трехстишия  «Смальта»,  которые  были  его  последним  земным  творческим  вздохом),  проза  (пьесы,  рассказы  и  неоконченные  повести,  эссе).  В  3-м  томе  собраны  произведения  Н.  Маркарова,  где  он  с  любовью  и  горечью  отразил  20  век,  в  котором  пережил  варварский  разгром  своей  скульптурной  мастерской. 

Все  написанное  Н.  Маркаровым  пронизано  мудростью  и  любовью  к  человечеству.  Будь  то  авторская  –  Книга  Норы  –  которая  открывает  мир  взаимоотношений  Николая  и  Норы  и  написана  в  нежно-юмористической  необычной  литературной  форме,  с  рисунками-шаржами  или  книга,  где  помещены  его  четверостишия. 

А  шестая  книга  –  написана  Норой  –  это  книга,  написанная  о  жизни  и  взаимоотношении  двух  близких  по  духу  и  разных  по  профессии  людей,  проживших  вместе  35  с  половиной  лет.  «Сестра  души  моей»  –  называл  он  свою  Музу. 

В  особенности  же  растрогали  внимание  и  память  близких  друзей  и  учеников  Николая  Маркарова,  раз  в  год  в  Библиотеке  искусств  отмечающих  день  его  памяти,  их  выступления,  проникнутые  не  только  любовью,  но  и  пониманием  мудрой  и  философской  поэзии  счастливого  человека,  любящего  и  люби-мого,  может,  и  потому  тоже  притягивающего  столь  разных  по  происхождению  людей. 

До  сих  пор  в  их  дом  ходят  в  гости  ученики  и  друзья  Маркарова,  в  дом,  который  согревает  своим  жизнелюбием,  приветливым  гостеприимством  и  тёплым  светом  муза  Николая,  некогда  златокудрая  Нора.  Она  считает,  что  Ник  просто  «улетел»  в  другой  Мир,  оставив  своё  творческое  наследие.  Вот  что  пишет  художник  о  своём  доме: 

Мой  кубик  комнаты,  моя  нора,  мой  храм, 

Ничто  не  хлам,  и  книги - люди  здесь  и  там, 

И  дверь  моя  всегда  готова  отвориться, 

И  с  солнышком  и  хлебом  Нора  выйдет  к  вам. 



Я  хочу  привести  несколько  четверостиший  с  их  непременным  восточным  колоритом,  строгие,  умные,  ироничные,  страстные…  как  он  сам.  Надеюсь,  что  они  понравятся  и  тебе,  читатель. 

О  Норе 

С  утра  топочат  пятки  по  квартире. 

Их  две,  а  топоту  на  все  четыре: 

По  полу,  по  стене?  Теперь  по  потолку! 

…Пока  топочут,  всё  прекрасно  в  мире. 

*** 

Скупаете,  новорылы.  Навалом! 

Так,  шакалами  вам  и  войти  в  анналы. 

Не  могу,  чтоб  мой  город  не  погублённый 

Царство  сытых  свиней  доканало  бы. 

*** 

К  Мамеду  О. 

Бумага,  чёрное  перо,  табачный  дым. 

Я  не  умею  жить  один  и  со  своим. 

Мой  крест,  твой  полумесяц  –  нам  святые  знаки. 

И  жизнь  одна.  Где  кофе  твой?  Поговорим. 

*** 

Жизнь,  как  её  низадумывай,  сделает  ход  конём 

По  чёрно-белой  доске  –  и  ты  на  квадрате  ином. 

*** 

Бывало,  в  театр  скинемся  по  рублику, 

Теперь  театр  вся  моя  республика, 

Шуты,  актёры  выпихнуты  в  зал, 

На  сцену  влезла,  изумляет  публика. 

*** 

Как  ты  душа,  не  хороша, 

От  духа  отстаёшь,  душа. 

Не  радость  жить  ли  её  держит, 

Чудесная,  и  не  спеша. 

*** 

Таинственное  слово  «Ты  во  мне» 

Таинственное  чувство:  я  в  тебе. 

И  –  ничего  кругом,  два  голых  тела. 

И  что  ли  нужно  этой  голытьбе? 

*** 

Не  камень  я,  скатившийся  с  горы 

Судьба  не  поскупилась  на  дары. 

Вспоил  меня  Восток,  раскрыв  ладони, 

И  уронил  в  Россию  до  поры. 

*** 

Под  золотом  и  серебром 

Молюсь  по  бумаге  пером.  

Но  неупиваема  чаша 

В  ладонях  меж  Злом  и  добром. 

*** 

Кто  сказал,  что  жизнь  проходит  мимо? 

Что  упустишь,  то  пропустишь  мимо. 

Всласть  минуту  эту  проживи.  – 

Веха  малая  неповторима. 

*** 

Эх,  Россия,  далека  ты,  не  близка. 

Моя  родина  –  по  родине  тоска. 

Моя  родина  уже  не  храм,  не  дом,  – 

Домовиной  и  повапленна  доска. 

*** 

Музы  21  века 

Женщины  от-кутюр,  долговязые,  косолапые, 

Тощие  и  угрюмые,  обласканые  тряпками, 

По  подиуму  мира  шагают  как  война  – 

Ни  Евами,  ни  бабами,  ни  сладкими. 

*** 

О,  человек!  Не  надо  задаваться, 

Ты  ли  царишь?  Не  стоит  и  стараться. 

Ведь  так  негармоничен  твой  твой  процент, 

Воды  –  на  80,  а  мозгов  на  20. 

*** 

Наивно  входим  в  жизнь,  а  жизнь  –  базарный  ряд. 

Нам  весело!  –  медяшки  золотом  горят, 

Бутылочный  сверкает  бой  как  изумруды… 

Обманутый  стократ,  обманываться  рад. 

*** 

Молчание  –  золото?  Вы  это  зря 

Молчание  золото  у  золотаря.